пятница, 26 февраля 2010 г.

Светлый андеграунд Виталия Чернобрисова


Многие из нас слышали о такой своеобразной советской субкультуре, как митьки – ленинградской андеграундной творческой тусовке. Но мало кто знаёт, что в Минске живёт бывший полноправный питерский митёк Виталий Чернобрисов. И творит он искусство высокого уровня, а опытные искусствоведы заявляют, что, несмотря на малую известность на родине, его работы заслуживают внимания далеко за её пределами.

Несмотря на то, что формирование себя, как личности, Виталий Феодосиевич связывает с политическими событиями, его творчество весьма далеко от политических подоплёк. Художник вспоминает, что, когда служил в 1950-ых гг. в армии (это было при Хрущёве), по всей стране происходили крестьянские волнения, которые подавлялись, в том числе, вооружённым способом. И, принимая воинскую присягу, он всерьёз задумался, против кого может быть направлен ствол его автомата. После этого, так сказать, прозрения, молодой человек и решает стать художником.
Творческое взросление наступает, когда Чернобрисов попадает в среду митьков – ленинградской неформальной молодёжи. В похожих условиях оттачивалось мастерство известного белорусского художника А. Исачёва. О ленинградском периоде жизни В. Чернобрисов вспоминает с ностальгией: условия творческого процесса там были очень благоприятными.
Однако основная часть жизни и творчества В. Чернобрисова связана с белорусской землёй – не родной, но ставшей вторым домом. Виталий Феодесьевич живо интересуется белорусской культурой и считает своё творчество её составной частью.
Многие годы художник отдал педагогической деятельности – до 90-ых гг. прошлого века вёл детскую секцию изобразительного искусства. С современными детьми ему стало сложно работать, как признаётся сам герой. Его подход к обучению основывается на традициях прикладного народного творчества, которые способствуют развитию ребёнка как самостоятельной личности. Кроме того, по инициативе Чернобрисова был осуществлён перевод и издание книги «Чудесный мир детских рисунков» – исследования природы детского творчества, сделанного югославским учёным Богуславом Ковачем. Виталий Феодосиевич всегда пропагандировал идею ненасильственного художественного образования. Сейчас им написано пособие для студентов Академии искусств, которое в скором времени должно поступить в печать. Так что педагогическая сторона деятельности В. Чернобрисова ничуть не беднее творческой.
Со сферой образования связан один из последних проектов художника – оформление прилегающей территории одной из Дзержинских школ. Для этой цели Виталий каждое лето отправляется в Дзержинск, где проводит раскопки, но не с археологической, а художественной целью – добыть из недр земли камни-валуны, подходящие для его скульптурных замыслов. Сейчас двор Дзержинской школы обставлен композицией из камней в историко-патриотическом стиле, с выбитыми на них буквами, составляющими слово «Беларусь». В работе художнику с удовольствием помогают местные школьники. Примечательно, что сам мастер специального художественного образования не получал, а скучные уроки в школе предпочитал прогуливать. Поэтому так много сил он вкладывает в сферу образования, чтобы современным детям учиться было не в тягость.

Мы уже затронули вопрос об увлечении Чернобрисова работами по камню. Его каменные скульптуры напоминают нам о первобытном искусстве, простом и непосредственном, которое ничуть не меньше, чем труд, повлияло на превращение человека в высокоразумное существо. В работе по камню художник вдохновляется образцами древнего искусства, в том числе египетского и месопотамского. Искусство каменной скульптуры, особенно в интерпретации В. Чернобрисова, максимально приближено к своей природной основе.


Не меньшего внимания заслуживают живописные работы художника. Выполнены все они в маргинальной манере, присущей творчеству митьков, но зато с предельной искренностью – смелым мазком и без формализма. Натюрморт, описывающий быт слесаря – ботинки на шнуровке и гаечный ключ – это не дань соцреализму, а лёгкая пародия на утончённую классику.
Картина «Волхвы» – это вопиющая экспрессия, подчёркнутая небрежностью подписей имён библейских персонажей, совмещающих латиницу и кириллицу. Сам художник обращает особое внимание на эзотерический или, по его выражению, космический план своего творчества. Первый раз увидев картину с волхвами, я поразился накалу эмоций, переданных в ней. Однако сам художник указал мне на глубокий смысл, вложенный в работу: Бальтазар и Мельхиор встречают звезду Иисуса взглядом, полным надежды, а Каспар печально склонил голову, потому что он один знает, какой уготован Посланнику путь. 
С наступлением перестройки, ещё до появления у нас такого явления, как граффити, В. Чернобрисов занялся художественным оформлением серых городских пейзажей и скучных бытовых интерьеров. Он расписывал стены домов, подъезды изнутри, даже ограждения возле мусорок. Всю жизнь пребывая в творческом андеграунде, он поэтизировал и преображал свою среду обитания.

Подъезд дома № 58 по ул. Богдановича, расписанный Чернобрисовым и друзьями (Минск)
Доходы художника ограничиваются мизерной пенсией, однако он не отчаивается и, приближаясь к седьмому десятку, не теряет творческой активности.
Вот так и живёт среди нас не обласканный вниманием общественности художник и скульптор В. Чернобрисов, который реализует свои творческие планы невзирая ни на какие обстоятельства. Лично меня его пример вдохновляет.

Комментариев нет:

Отправить комментарий